Главная » Криптовалюты и Блокчейн » Лейся, песня: как построить бизнес на уроках пения очно и по скайпу

Лейся, песня: как построить бизнес на уроках пения очно и по скайпу

14 мая 2018

Анна Гусева – о том, как заработать на вокальной студии

IT-инструменты, которые использует BulkTrans

  • Google Trends
  • Skype
  • YouTube

Предпринимательница из Воронежа Анна Гусева получила диплом эколога, пела в рок-группе и участвовала в кастинге на шоу «Голос» – чтобы в итоге понять, что она не хочет ни просиживать штаны в офисе, ни петь на сцене — а хочет учить пению. Она прошла путь от репетитора до предпринимателя, и сегодня успешно развивает свою вокальную студию. О том, как маленькой студии конкурировать с более крупными игроками, Анна Гусева рассказала порталу Biz360.ru.

Досье

Анна Гусева, 25 лет, предприниматель из Воронежа, основатель вокальной студии  Shoom Studio. Образование: Воронежский государственный университет (факультет географии, экологии и туризма). Также окончила музыкальную школу, после чего год училась в музыкальном колледже Ростроповичей, прошла курсы Improvination Ирины Цукановой. Собственную вокальную студию запустила в 2016 году.

Анна Гусева

Самоутверждаться за счёт учеников

Я окончила музыкальную школу, после которой брала уроки у многих частных преподавателей (школьное образование в нашей стране даёт лишь азы). В целом их было около 15. Но мой папа — учитель музыки – был резко против того, чтобы я продолжала этим заниматься. Потому что о своей студии на тот момент даже и мечтать не приходилось, а педагогом в музыкальной школе на двух ставках родители меня не видели – в этом случае перспектив практически никаких, это факт.

Поэтому я поступила в вуз на эколога, бросив музыкальный колледж Ростроповичей, где успела проучиться один год. Во время учёбы я поняла, что специальность получаю не ту, что мне интересна. Тем не менее, год я умудрилась отработать по специальности — инженером-экологом, ещё когда училась в университете. Разрабатывала экологические проекты, сидела в офисе с 9 до 18. Это был год мучений.

С четвёртого курса я начала давать частные уроки по вокалу. С высоты прожитых лет я  пришла к выводу, что на самом деле всегда хотела быть учителем музыки – как папа. Что бы он там ни говорил.

Параллельно с преподаванием я стала играть на клавишах и петь в местной рок-группе Chocolad. Мы несколько раз ездили с концертами в Москву, плюс два раза пробовали попасть на шоу «Голос». Очень рада, что мы не прошли, кстати. 

Анна Гусева

Тогда я думала, что мне нужно развиваться как вокалистке. Но теперь-то я знаю, что не хочу выступать. Это два совсем разных пути: быть артистом и быть педагогом. Самоутверждаться не за счёт своих успехов, а за счёт успехов учеников — гораздо интереснее. Не хочу никого обидеть, но, например, у певицы Полины Гагариной, великолепной вокалистки, видеоуроки достаточно среднего уровня.

Быть педагогом – отдельное призвание. Необходимо огромное терпение, умение объяснять одно и то же по 200 раз, много энергии и готовность ей делиться каждую секунду. За один час устаёшь так, как, наверное, за три часа работы в офисе. Тем не менее, именно этим я и хотела заняться.

Мои родители, впрочем, до сих пор мечтают о том, чтобы я нашла себе «нормальную работу».

Пугачева vs Бейонсе

Я прошла курсы Improvination и EVT, где получила основной объём знаний по преподаванию вокала. 

Современный вокал — нечто совсем иное, чем то, чему учили в СССР. Опять же, не хочу никого обидеть – музыкальные вкусы у всех разные, и все заслуживают уважения. Но, согласитесь, Валерий Меладзе, Алла Пугачева, София Ротару и прочие вокалисты «старой школы» поют совсем не так, как Бейонсе, Кристина Агилера или Рианна.

Последние используют совершенно иные вокальные техники и приёмы, которые делают исполнение объективно техничнее и богаче. В советские годы многим вокальным фишкам просто не учили – отсюда, так сказать, особенности российской эстрады. Современные молодые исполнители только начинают использовать западные техники в вокале, и мне это очень нравится.

Проблема в том, что даже мои ровесницы в основном учат вокалу так, как учили их – то есть в классическом, а не современном ключе. У одной из таких дам учился мой молодой человек Саша, и она ему сильно навредила в юности, привив неправильные техники. В частности, зажимать гортань на высоких нотах.

Что говорить, я сама по сей день избавляюсь от привычки петь громко, постоянно работаю над динамикой. Это осталось от моей первой учительницы, которая постоянно говорила: «А вот здесь на высоких нотах просто покричи».

Анна Гусева

Плюс, конечно, в нашем деле много дилетантов. В Воронеже хороших преподавателей единицы: ученики – это наши самые строгие судьи, и от многих я наслушалась о коллегах. Также несколько раз бывало, что мой ученик переезжает в другой город и параллельно с моими занятиями по скайпу находит себе педагога для очных уроков. И в 100% случаев его запала хватает на пару месяцев, и он отказывается от уроков с тем педагогом. Говорит, всё познаётся в сравнении.

Step by step

Чтобы набрать учеников, я клеила объявления в округе – так пришли первые пятеро ребят. Впоследствии несколько лет активно работало сарафанное радио. Так я дошла до цифры 15-17 учеников. В среднем, это класс среднестатистического педагога в музыкальном учреждении. Первое время я преподавала на репетиционной студии Deep Down, где обосновалась моя группа, но нам стало тесно друг с другом.

И в 2016 году мы с Сашей переехали с Deep’а в бизнес-центр, где аренда стоила сумасшедших денег. Я вроде много работала, но весь заработок уходил на оплату помещения и на еду. Позже нашлась площадь с арендной ставкой в три раза ниже и ближе к центру. Здесь много комнат, своя вокальная кабина, комната звукорежиссёра и класс для занятий.

Саша очень помог с поиском, переездом, ремонтом, многими финансовыми вопросами, да и вообще, помог поверить в себя. К слову, он сам много лет занимается вокалом и звукорежиссурой, и через несколько недель окончательно переедет в Shoom Studio. Будет также вести уроки.

Shoom Team

В ремонт и оборудование мы с Сашей вложили около 150 тысяч рублей – купили микрофоны, мягкий акустический поролон, мебель и т.д. Кое-какое оборудование было у Саши. За счёт разницы в аренде мы смогли накопить денег на услуги таргетологов «ВКонтакте», и это стало поворотным шагом для нашего проекта.

Судьбоносный таргет

Теоретическую информацию о ведении бизнеса я постоянно получаю из YouTube. В тренажёрном зале на кардиотренировке я всегда включаю какое-то обучающие видео — по упаковке продукта, по обучению, по ведению групп в соцсетях и т.д. Но продвижение группы в «ВКонтакте» решила доверить специалистам.

Я случайно наткнулась в «ВК» на пост команды таргетологов, которые рассказывали, как они продвигали в соцсетях одного московского гитариста. Мне понравилось соотношение того, что он вложил и что получил, и я тоже решила воспользоваться их услугами. Ребята помогли нам упаковать наши уроки, сформировать бренд, оформили группу «ВКонтакте», показали как работать с аудиторией. Мы платили им 20 тысяч рублей  в месяц (включая рекламный кабинет), продвигались около 3 месяцев.

Они же посоветовали мне повысить цену занятия, что я и сделала (с 600 до 800 рублей за занятие). Это был верный шаг: если человек платит хорошие деньги за информацию, он её воспринимает более внимательно и открыто. Дело не в меркантильности, а в ценности знаний, которые он выносит после урока. А предоплата помогла разобраться с лентяями и халявщиками, которые не ценят ни своё, ни чужое время. Сегодня я беру за урок 1 тысячу рублей.

Анна Гусева

И от тех же таргетологов мы узнали про сервис Google Trends. Он помогает отследить, в какое время года какой запрос актуален у пользователей поисковиков. Выяснилось, что наибольший спрос на уроки вокала — в марте и сентябре. На эти даты мы и стали ориентироваться.

Я нисколько не пожалела, что обратилась к профессиональным таргетологам. После их работы заявки пошли одна за другой, и если бы мы не остановили рекламу – продолжали бы идти. Но я просто физически перестала справляться с потоком клиентов.

Как всё устроено

Занятия я веду индивидуальные, каждое длится 60 минут, люди занимаются 1-3 раза в неделю. Первый урок у нас делится так: первые 40 минут уходят на теорию, 20 минут – на разбор какой-то песни с профессиональной точки зрения (ведь обычно люди делят их только по принципу «нравится-не нравится»). Со временем теоретическая часть сходит на нет, и мы занимаемся только практикой.

Работа идёт по нескольким направлениям: интонирование (попадание в ноты), улучшение дикции (но не исправление серьёзных дефектов), расширение вокального диапазона, отработка сценических движений, работа с текстом, развитие чувства ритма, развитие музыкального слуха, выполнение вокальных приёмов в разных регистрах, работа в студии звукозаписи.

Частично практикуем и работу с публикой. Для этого устраиваем небольшие отчётные концерты, во время которых ученики выступают друг перед другом. 

Shoom Studio

Помимо очного обучения, я также предлагаю занятия по скайпу. Например, у меня занимаются ученики из Сибири и из США. Многим проще раскрепоститься и запеть как раз дома, в родных стенах, а не в студии. Дистанционный формат останавливает только людей (в основном, девушек), которым важно прийти в красивую студию и спеть с красивым микрофоном, а после сфотографироваться. Или людей старшего поколения, которые к дистанционному обучению, наверное, никогда не привыкнут и будут относиться с опаской.

А так у меня много и воронежских клиентов, которые выбирают скайп. Ведь это на самом деле в первую очередь именно обучение, где каждую минуту тебя контролируют: работу мышц, малейшие изменения в голосе. Кроме того, не тратится время на дорогу, а в условиях города-миллионника это ой как важно.

Точно так же, как в студии, человек поёт – только перед монитором. Современная техника настолько точно передает звуки, что все нюансы и интонации слышны очень хорошо. Плюс по скайпу всегда понятно, когда человек поёт «не так» — так уж созданы цифровые устройства, недочёты в пении очень чётко слышно.  

Если мне нужно показать устройство речевого аппарата, я просто навожу веб-камеру на свой рот и показываю: вот у меня связки, вот корень языка, вот как они работают.

Основным вещам люди обучаются за 2-4 месяца. А потом если продолжают заниматься, то больше в качестве хобби. У меня много учеников, которые ходят ко мне больше трёх лет. Уходят обычно по финансовым причинам, ведь мои занятия дороже, чем у местных конкурентов.

Для друзей и караоке

В Воронеже сложился определённый статус-кво: есть три вокальные студии, которые давно поделили всех местных учеников. Но мы предлагаем клиентам немного разные вещи. У конкурентов — большой штат преподавателей и ниже цена. У меня — совсем иной подход к ученикам и свои методики. Плюс 30% моих учеников не из Воронежа, и в дальнейшем я могу при желании нарастить их количество.

У студий-конкурентов урок стоит 800 рублей, у меня – 1000, но можно купить абонемент на 4-8 занятий, тогда каждое занятие будет стоить дешевле. Кстати, до запуска своего проекта я думала о трудоустройстве в одну из тех студий педагогом. Но тогда я бы зарабатывала 200 рублей за занятие, а остальные 600 отдавала бы школе.

Анна Гусева

Мои ученики в основном ставят целью научиться хорошо петь и аккомпанировать себе в кругу друзей. Или, например, петь в караоке. Также у меня занимаются другие преподаватели вокала — из Подмосковья, из Сибири. В основном обращаются люди с нулевым уровнем вокала старше 16 лет, обычно студенты; девочки-мальчики – 50 на 50. Я пробовала заниматься с детьми, но выяснила, что фактически работать приходится с их мамами. А это влечёт за собой более низкий уровень заинтересованности, чем у тех, кто занимается сам.

Я всегда записываю, как звучит ученик, когда приходит ко мне – и как звучит после определённого количества занятий, чтобы можно было сравнить и оценить рост. Знаю, что очень небольшое количество преподавателей это делает.

Больше «Шума»

Все мои «последние» ученики приходят из группы «ВКонтакте». Я не беру больше 8 уроков в день, в основном – 5-6. При большей нагрузке пострадает качество. И поскольку своего физического предела по количеству учеников я достигла, сейчас много думаю о том, как можно масштабировать мой Shoom. Пробовала для этого разные вещи.

Например, групповые уроки по 4-8 человек. Но не зашло – разные люди, уровни и музыкальные вкусы; да и сложно уделить равное внимание каждому участнику. Пробовала делать лекции и мастер-классы – но это скорее бесплатная работа, конверсия с них почти нулевая. Сказывается бесплатная информация, ценность которой теряется. 

Я нанимала несколько других преподавателей, но пока у меня с наёмными педагогами не срослось. Не нашлось тех, кто бы так же устраивал меня по уровню преподавания вокала, как я сама.

Думала я и о том, чтобы развиваться по франшизе. Но в этом формате лично для себя я вижу больше дополнительных проблем и обязанностей, чем преимуществ.

Поэтому в ближайшее время мы с Сашей планируем прежде всего записать видеокурсы и продавать их, потому что так сможем помочь большему количеству людей. Новички приходят, в основном, с одними и теми же вопросами, вот о них в этих видеокурсах и расскажем. А также пробуем добавлять новые услуги: профессиональная запись песни, клипа (этим занимается Саша) и т.д.

Сейчас я думаю, что мне следовало вложиться в интернет-рекламу гораздо раньше – долгое время я оставалась в тени. Да и видеокурс можно было раньше сделать. Но ничего, на ошибках учатся. Главное, что я занимаюсь тем, что люблю. Даже если бы у меня уже было заработано 20 млн. рублей, я бы всё равно продолжала преподавать.

Анна Гусева

Читайте также:

Самый первый танец: как заработать на свадебных вальсах.
Звучный бизнес: как заработать на музыке для ресторанов и кафе.
Реклама из динамика: как устроена студия рекламной звукозаписи.
biz360